Тайна ожерелья Марии — Антуанетты

Тайна ожерелья Марии АнтуанеттыВ этой истории все странно и запутанно. В ней практически все пострадавшие. Это поле боя с одними побежденными. Это авантюрно-детективная история, в которой переплелись дворцовые интриги и всесильная магия.
Предреволюционные годы во Франции. В Лувре парит обыкновенная придворная болтовня и плетутся непрерывные интриги. Луи Калет с превеликим удовольствием мастерит изящные деревянные поделки в своей придворной мастерской. Королева Мария-Антуанетта принимает участие в приемах и проводит шикарные балы-маскарады в великолепном Фонтенбло. Они еще не ведают, что вскоре станут жертвами такого ловкого грабежа и никогда не поймут, что произошло.
Плести аферу начала мошенница Жанна Ламотт, именовавшая себя высокородной графиней. Эго она смогла убедить впавшего в немилость кардинала Рогана, что имеет верное средство возвратить утерянную благосклонность королевы и находившегося под ее каблуком Людовика XVI.
В это время в Париж прибывает партия бриллиантов необыкновенной красоты. По словам Ламотт королева горит желанием купить у парижских ювелиров Бассанже и Бессера красивое колье, но ей самой очень неудобно просить у супруга для этого необходимые 1600 тысяч ливров. Ювелиры готовы продать королеве это изумительное ювелирное украшение, но им необходима твердая гарантия влиятельного человека. Пусть кардинал Роган даст гарантию уплаты нужной суммы несколькими взносами. Королева получив желанное ювелирное украшение, будет крайне благодарна своему заботливому придворному.
Позже, находясь на допросе перед следственной комиссией, кардинал Роган говорил, что инициатива полностью принадлежала Ламотт, которая дала ему обещание снискать милостивое расположение королевы. Согласно показаниям самой Ламотт, дело обстояло совсем иначе. Действительно ей был представлен ювелир, который уговаривал купить колье, однако она не проявила никакого интереса к этому и мимоходом упомянула об этом колье в разговоре с кардиналом. Роган заинтересовался колье, узнал в Ламотт адрес ювелира. Вскоре в разговоре с Ламотт кардинал якобы сказал: «Я сделал хорошее дело… Это для королевы ».

Тайна ожерелья Марии АнтуанеттыЖанна убедила титулованного посредника, что является интимным другом королевы. Роган начал получать письма якобы от королевы: в действительности эти письма ловко подделывала Ламотт и ее сообщники. Авантюристка даже устроила кардиналу вечером в Версальском парке, возле грота Венеры, кратковременное тайное «свидание» скоролевой. Мария-Антуанетта произнесла несколько благодарственных слов кардиналу. В темноте подслеповатый Роган не смог разглядеть, что роль Мариы-Антуанетты исполняла молодая модистка Николь Леган («баронесса д’Олива»). Гордившийся своим благочестием кардинал Роган не понял, что попал поневоле в ловко подстроенную ловушку.
Ювелиры, заверенные согласием кардинала Рогана и письмом королевы, дали согласие на передачу колье. Ламотт предупредила ювелиров, что королева желает, чтобы встреча продавцов с покупателями состоялась в сумерках неподалеку от Лувра. Карета, в которой находился представитель ювелирной компании с ожерельем, подъехала к назначенному месту, однако в назначенный срок там никого не оказалось. Королевская карета появилась в указанном месте часа через полтора. Из нее выбежала мадам Ламотт и, извиняясь за задержку, взяла ожерелье, чтобы показать его королеве, которая тайно выехала из Лувра. Она отнесла ценную вещь в королевскую карету, потом возвратила ее со словами, что королеве понравилось украшение, но пока она не решается его брать, поскольку дела казны расстроены. Ювелиры дали согласие на продажу колье в кредит. Выплату королева собиралась начать через два месяца.

Ожерелье Марии Антуанетты

Ожерелье Марии-Антуанетты

Получив драгоценность в свои руки, воровка пустила бриллианты в продажу. Четыре месяца ожидали ювелиры поступления денег от королевы, все напрасно. Не на шутку перепуганные ювелиры добились аудиенции и предоставили королю счет за ожерелье, потребовав немедленно оплату или вернуть колье. Но и здесь их подстерегала неудача — Мария-Антуанетта наотрез отказалась от письма, заверив короля и ювелиров, что никакого ожерелья в глаза не видела и никаких писем не подписывала. Однако в руках у ювелиров было письмо, подписанное королевой. Хотя Мария-Антуанетта подпись своей не признавала, но все говорили, что это ее рука.
Тогда ювелиры упомянули об участии в этом деле кардинала Рогана. Аудиенция ювелиров у короля дала все же некоторые результаты. Ламотт и ее сообщники были схвачены, арестовали и кардинала Рогана. На скамью подсудимых попал еще один, пожалуй самый яркий персонаж данного процесса — великий маг граф Калиостро — под этим именем скрывался итальянский авантюрист Джузеппе Бальзамо.

В 1785 г. Калиостро приобрел в Париже дом, который роскошно обставил как жилице чародея: «универсальные» молитвы, начертанные на стенах золотыми буквами, зал, салоны, где Калиостро давал банкеты, на которые приглашал аристократов, известных писателей, ученых. Там стояли пустые стулья для знаменитых мертвецов — Монтескье, Вольтера. Тени этих великих людей из загробного мира давали ответы на вопросы потрясенных гостей. Прознав о том, что кардинал Роган горит желанием познакомиться с ним, Калиостро ответил: «Если кардинал болен, пусть придет ко мне, и я его излечу; если он здоров, то мы друг другу не нужны». Роган явился на встречу с Калиостро и стал его пылким поклонником. Теперь Калиостро, советник Рогана, слыл заклинателем духов, обладателем «эликсира жизни», дающего бессмертие, человеком, безошибочно угадывающим будущее. Калиостро не смог лишь предсказать Рогану мошенничество Ламотт. Великий маг, годами дурачивший людей, на сей раз, очевидно, так же был обманут, как и сам кардинал. Однако этому мало верили даже те, кто не слишком доверял магической силе графа. Ламотт уверяла, что Калиостро являлся главным организатором кражи бриллиантов.
Большой бриллиантовый скандал погасить не удалось. Дело об ожерелье получило широкую огласку, в него вмешалась французская официальная дипломатия и секретная агентура за границей. Для французского короля стало задачей первостепенной важности захватить всех участников кражи, чтобы доказать невиновность королевы. Для этого не жалели ни сил, ни денег. Правда, оказалось, что добраться до находившегося в Англии мужа мадам Ламотт было трудно. Лишь он мог дать показания, куда исчезла большая часть бриллиантов. В связи с этим французский посол в Лондоне граф Адемар был очень обрадован, когда из Эдинбурга получил письмо, помеченное 20 марта 1786 г. Это было письмо от некоего итальянца Француа Беневента.
В этом послании Беневент предложил обеспечить тайный увоз из Туманного Альбиона не только Ламотта, но и находившихся у него бриллиантов. За свои услуги он запросил ни много ни мало 10 тысяч гиней, то есть 260 тысяч ливров. Ламотт действительно был хорошо знаком со старым педагогом, который в обмен на некоторое вознаграждение дал согласие выдавать «графа» за своего племянника. Ламотт боялся, что его разыскивает английская полиция.

Сумма, запрошенная престарелым итальянцем, была чудовищна, однако Адемар посчитал предложение вполне приемлемым и поспешил переслать письмо Беневента Марии-Антуанетте. Королева быстро добилась согласия короля. 4 апреля министр иностранных дел сообщил Адемару, что Беневенту можно заплатить аванс в виде 100 гиней и дать твердые гарантии в отношении остальной суммы, которую тот получит, как только Ламотт окажется под стражей в любом из французских портов. Адемар известил Дакоста, что его предложение принято. Посол возложил организацию похищения на первого секретаря посольства Сибиля д’Арагона. Секретарь, в прошлом боевой офицер, слыл человеком действия и быстро составил план похищения. Беневент должен был убедить Ламотта побыстрее покинуть Эдинбург якобы потому, что там оставаться долее очень небезопасно. После этого итальянец приедет с Ламотт в Ньюкасл, где весьма нетрудно убедить «графа» посетить расположенный недалеко порт Шилдс. К этому времени за Дакоста и Ламоттом будут наблюдать два тайных французских агента. Двое других людей д’Арагона прибудут морем в Шилдс на небольшом судне с надежным экипажем. Это судно не могло вызвать ни у кого подозрения, поскольку из Шилдс вывозилось за границу большое количество каменного угля. Веневент даст графу снотворного. Ламотта быстро перенесут на корабль, и вскоре он будет в руках справедливого французского правосудия.

29 апреля Беневент сообщил из Эдинбурга, что на днях известит о своем отъезде вместе с Ламоттом в Ньюкасл, куда они действительно отправились. В Лондон спешно прибыли выделенные для выполнения секретной миссии французские полицейские Кидор и Гранмезон. Узнав только от посла о возложенном на них важном и ответственном поручении, полицейские не очень-то обрадовались. Им явно не улыбалось быть вздернутыми на пеньковую веревку в Англии в случае провалы операции. Однако до этого дело не дошло.
Во время встречи с французами Беневент выдвинул множество предлогов для своего отказа участвовать в похищении. Кроме всего прочего, по словам итальянца, «граф» очевидно заподозрил приближающуюся опасность и не изъявил желания отбыть в Шилдс. На самом деле, по всей вероятности, Беневент предпочел во всем признаться Ламотту и поделиться с ним полученными деньгами. Возможно даже, что весь план был заранее разработан самим Ламоттом. В таком случае «граф» оказался достойным учеником своей распрекрасной мошенницы-женушки. Казалось, что все уже ясно, но все же… Возникает вопрос, а не была ли королева связана каким-то образом со своей подругой Ламотт? Сама Мария-Антуанетта это категорически отрицала. Ранее многие историки были склонны поверить этому. В настоящее время большинство исследователей считают, что королева бессовестно лгала. Исследователь Ф. Эрланже отмечал, что ко времени бриллиантового «дела» Мария-Антуанетта имела уже очень сомнительную репутацию и водила знакомство с подозрительными личностя ми. Во время обыска у Ламотт был обнаружен ларец с миниатюрным портретом Марии-Антуанетты, который явно был подарен мнимой графине самой королевой. Былогшранеепредии-сано изъять шкатулку, которая являлась свидетельством и уликой того, что авантюристка пользовалась милостивым рас положением королевы. Кардинал Роган мог наблюдать, как графиня Ламотт выходила из дворца Габриэль в сопровождении одного из камердинеров, которого в действительности изображал любовник Жанны Ламотт аферист Рето де Вильвт. Согласно официальной версии, Жанне Ламотт активно
помогала подкупленная консьержка. Можно предположить, что Жанна и в самом деле несколько раз побывала у королевы. Возникает вопрос, что же там делала «графиня», о чем беседовала с королевой?
19 мая 1786 г. Мария-Антуанетта писала французскому послу в Вене Марси-Аржанто (это письмо сохранилось в австрийском государственном архиве): «Барон (де Бретей — министр двора и смертельный враг кардинала Рогана — В. П.) расскажет Вам о моих мыслях, особенно относительно того, чтобы ничего не говорилось о свидании и о галереи, он объяснит Вам причины этого ».

Отчего Рето де Вильет заведомо неправильно подделал подпись королевы («Мария-Антуанетта французская») в подложном письме королевы, в котором содержалось обязательство об уплате ювелирам 1600 тысяч ливров за ожерелье? На суде Рето утверждал, что Мария-Антуанетта боялась давать письменную гарантию погашения долга, и Роган отдал приказ, чтобы не компрометировать королеву, изготовить явно неправильную подпись, таким образом рассчитывая, что ювелиры-иностранцы не смогут заметить явного обмана. Это более вероятно, нежели то, что такой откровенный подлог ускользнул от внимания кардинала Рогана. После ареста кардиналу Рогану дали разрешение написать аббату Горжелю, чтобы тот немедленно, до обыска, сжег переписку кардинала.
Многим известна, наверное, сцена в «Женитьбе Фигаро» (пьеса издана в том же 1786 г.), где Сюзанна на тайном свидании с графом играет роль графини с полного ее согласия. Бомарше слыл весьма осведомленным человеком, и в этой сцене содержался явный намек, понятный современникам.
«Графиня » Жанна Ламотт бросила открытый упрек в лицо кардиналу Рогану, что ни им, ни ею не было произнесено на суде ни слова правды. Существует предположение, что Мария-Антуанетта сама инсценировала все это бриллиантовое «дело» чтобы выставить смешным в глазах общества ненавистного ей кардинала Рогана. Возможно, это так и было, но королева не предусмотрела морального ущерба, который был нанесен «делом об ожерелье» всей французской монархии. Через несколько лет граф Мирабо даже назвал историю похищения бриллиантового колье прологом Великой французской революции.
Однако выяснилось, что и революции необходимы деньги, много денег. Дантон отправляет сыщиков на поиски Ламотт, которая, по его мнению, смогла скрыться с драгоценностями. Следы преступной авантюристки были обнаружены в Англии. Жанна Ламотт вела полусветский образ жизни, выдавая себя за близкую подругу несчастной обезглавленной королевы. Найти эту парочку оказалось делом не слишком трудным. Но когда французские ищейки должны были схватить виновников, те быстро исчезли в неизвестном направлении…
Если люди могут раствориться, то бриллианты — никогда. Они вскоре и выдали слишком шуструю мадам. И где бы вы думали? В России!
В Петербурге проживала скромная вдова французского аристократа, бежавшая от кровавых ужасов революции. Она вела тихий образ жизни, неприметная среди множества французский эмигрантов, которые попали в Петербург после событий 1790 года. Как мы уже говорили, человеку остаться незаметным значительно легче, нежели диковинной драгоценности. Милая госпожа Роже носила в ушах замечательные бриллиантовые серьги. В гостях у княгини Ворониной госпожу де Роже знакомят с отставным французским офицером, преподающим хорошие манеры в императорском дворце. Представьте себе такое неожиданное мистическое совпадение! Этот бывший офицер был сыном одного из ювелиров, ввязавшихся в свое время в историю с ожерельем. Он, как никто другой, знал каждый завиток на уникальном изделии. Молодой человек поставил в известность князя Воронина, что вдова Роже является не кем иным, как известной и всеми разыскиваемой авантюристкой. Явным подтверждением тому служат ее серьги, которые являются переделанным фрагментом знаменитого ожерелья королевы Марии-Антуанетты. Пока слухи дошли до российского императора, француженки и след простыл…
В маленьком селе Коктебеле на берегу Черного моря в небольшом домике доживала свой век француженка. Они ни с кем никогда не общалась, была замкнута и неимоверно ворчлива. В ее домике проживали только молоденькая девушка из местных и экономка, которая убирала, готовила, ходила за покупками. Старуха любила сидеть у самого моря и долгими часами смотреть в его голубую даль. Казалось, что она живет только одними воспоминаниями о прошедшем времени… Когда загадочная француженка скончалась, в ее небогатом домишке незамедлительно был сделан обыск. Полиция перерыла все, что только возможно. Тщательно просмотрели даже гроб покойной. Каждую шляпку, каждое платье перещупали десятки раз. В Петербург были посланы многочисленные донесения о том, что в доме ничего не найдено. Единственное, что удивило искавших полицейских, так это исчезновение девушки-служанки, которая ушла сразу же после смерти старушки. Девушка так и не возвратилась. Не появилась она и у себя дома. По сей день существует на старинном коктебельском кладбище заброшенная могила загадочной француженки, которая унесла с собой в могилу тайну бриллиантового ожерелья королевы Марии-Антуанетты.

Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *